Понедельник, 15 Февраль 2016 00:00

Портрет. Памяти Коли Дмитриева

На мальчишеском автопортрете ‒
Шапка неокрашенных волос.
Как бы их решил художник в цвете?
(Дописать ему не довелось)

Белое пятно на месте глаза,
Но один уже дописан глаз...
И недоговоренная фраза
На губах как будто запеклась.

Бровка – напряжённая, прямая;
Словно молодой ещё умок,
Сам всего себя не очень понимая,
Силился – и охватить не смог.

Ведь талант, и правда необъятен,
И какой бы век им ни был прожит,
Столько остаётся белых пятен,
Тех, кто разгадать никто не сможет!

Только всё же главное – не это.
Видите? Глядит с автопортрета,
Изучая нас и мир для нас...
Видите? Вот он, конечно, важен!
Как он безошибочно посажен,
Этот много разглядевший глаз!

Владимир Британишский,

1955 год

 

Коля Дмитриев. Мало кому известно это имя. Он не дожил до полной его мены – никто не успел обратиться к нему по имени и отчеству. Он так и остался в памяти близких, а потом уже и немногих знающих его работы людей − Колей. Жизнь этого не по возрасту одаренного мальчика оборвалась мгновенно и трагично. Ему было всего пятнадцать лет. Коля как раз находился в том возрасте, когда в нем отчетливо стал вырисовываться самостоятельный и бесконечно талантливый художник.

При жизни его произведения видели очень немногие – самое близкое и непосредственное окружение: родители и друзья семьи, одноклассники и ребята, учившиеся с ним вместе в художественной школе.

Коля Дмитриев родился в Москве в 1933 году в семье художников по текстилю Фёдора Николаевича и Натальи Николаевны Дмитриевых. Его дядей был известный театральный художник (служивший во МХАТе, Большом театре) Владимир Дмитриев. Родители Коли общались с известными писателями, поэтами, художниками. С раннего возраста мальчик увлекся рисованием. До тринадцати лет он обучался в изостудии при районном Доме пионеров, а после поступил в известную Московскую среднюю художественную школу им. В.И. Сурикова, в мастерскую А.П. Сергеевой, ученицы Валентина Серова. Там он проучился всего два года.

Все эти акварели написаны подростком, но это по-настоящему взрослые и очень сильные работы, в которых совершенно не чувствуется неуверенность неокрепшей детской руки. Пейзажи, натюрморты, портреты и наброски написаны с невероятной внимательностью к деталям и при этом с совершенно несвойственной ребенку обобщенностью. Тонкие и лиричные, немного «подмокшие» акварели Коли наполнены воздухом. От природы мальчик обладал безупречным чувством композиции. Пейзажи, написанные им, легкие и прозрачные; они полны свежести и неподдельной, совершенно подлинной жизни и любви к изображаемому.

В карандашных рисунках есть не только верно схваченная форма и пластика лица портретируемого, но и глубокий психологизм. Недаром одним из любимых Колиных художников был Валентин Серов: «Утром побежал в Третьяковку. Еще раз посмотреть Врубеля, Серова, Сурикова… Серовский портрет куда сильнее репинского. Конечно, я не говорю об исключениях». «Серовский» колорит сквозит во многих акварелях молодого художника: ничем не замутненные и слегка приглушенные тона; неброские, но очень чистые, как будто разлитые по бумаге краски придают его работам лиричность и музыкальность.

Коля много читал, что видно и из его дневника, написанного хорошим языком. Ко многим литературным произведениям он делал иллюстрации: к басням Крылова и сказкам Пушкина, «Дубровскому» и «Мертвым душам», произведениям Лермонтова и Достоевского. В них он невероятно точно и верно фиксировал характер и внешность изображенных словом на бумаге персонажей и переводил их с помощью карандаша в зрительную форму.

Конечно, такого мастерства в свои пятнадцать лет Коля достиг не только благодаря природному своему дарованию, но и безустанной и упорной работе. Он всегда тщательно и внимательно выстраивал композицию, будь то просто набросок или же картина. Дома он намеренно ставил себе сложные постановки, чтобы «набить» глаз и руку. Родственники вспоминали, что в натюрморт он обязательно старался включить какую-то сложную для отображения на бумаге деталь: например, причудливо сложенную драпировку или кусок горного хрусталя со множественными изломами и гранями. В переднем кармане своей куртки Коля всегда носил небольшой блокнот для рисования, там же лежали карандаш и перочинный нож. Как только представлялась возможность, он делал зарисовки с натуры: «Из школы прямо махнул на Гоголевский бульвар и там перед самым носом милиционера сделал набросок с памятника для композиции», − писал он в своем дневнике.

Необычайно напряженно молодой художник работал летом 1948 года в деревне, где он проводил каникулы вместе с семьей. За два летних месяца он сделал около ста пятидесяти акварелей и рисунков, но, как очень требовательный к себе художник, считал, что «работал с прохладцей». В этих работах с невероятной отчетливостью проступает его окрепшее дарование и умение. Но несчастное происшествие − случайный выстрел на охоте − оборвало жизнь Коли 12 августа 1948 года.

В 1949 г. – через год после трагической гибели молодого художника, в Москве в Центральном доме работников искусств открылась первая персональная выставка его акварелей и рисунков, которую не обошли вниманием такие признанные мастера, как Вера Мухина и Игорь Грабарь. Акварели Коли произвели сильное впечатление на поэта Бориса Пастернака. Позже он вспоминал об этой выставке: «От волнения я не мог произнести ни слова. Да как же иначе, когда эти акварели, как живые, сходят со стен к Вам навстречу, берут Вас за руки, заговаривают с Вами и уводят, куда им вздумается!»

Время не смогло предать забвению имя Коли, равно как и не смогло заглушить впечатления от его произведений. В 1995 г. в Музее А.С. Пушкина на Арбате состоялась вторая выставка его работ. В его работах узнается теплота жизни и биение действительной силы художественного чувства. И сегодняшний зритель, как и полстолетия назад, чувствует эту теплокровную подлинность. В Колиных акварелях по-прежнему трогает чистота и свежесть колорита, высочайшая техника владения карандашом и кистью, любовь к окружающему миру и дань традициям русской живописи.

Безусловно, мы смотрим на произведения Коли Дмитриева не как на «детское искусство». Оно не вызывает в зрителе слащавого и приторного умиления, оно совершенно лишено наивной непосредственности и неумелости детского рисунка. Мы восхищаемся и, одновременно с этим, удивляемся по-настоящему взрослому мастерству, приобретенному Колей в таком юном возрасте. И вместе с тем нам остается только сожалеть, что мы никогда не сможем узнать, каких вершин смог бы достичь этот бесконечно талантливый мальчик.

Источники фотографий:

00 – Автопортрет, неоконченный.

01 – Фотография Коли Дмитриева.

02 – В избе. Лето 1948 года.

03 – Дождь 1948г.

04 – Портрет бабушки.1948г

05 – У Троекурова (Иллюстрация к повести А.С. Пушкина Дубровский)

06 – Натюрморт с яблоком.

07 – Московская улица.

Понедельник, 15 Февраль 2016 00:00

Портрет. Памяти Коли Дмитриева

На мальчишеском автопортрете ‒
Шапка неокрашенных волос.
Как бы их решил художник в цвете?
(Дописать ему не довелось)

Белое пятно на месте глаза,
Но один уже дописан глаз...
И недоговоренная фраза
На губах как будто запеклась.

Бровка – напряжённая, прямая;
Словно молодой ещё умок,
Сам всего себя не очень понимая,
Силился – и охватить не смог.

Ведь талант, и правда необъятен,
И какой бы век им ни был прожит,
Столько остаётся белых пятен,
Тех, кто разгадать никто не сможет!

Только всё же главное – не это.
Видите? Глядит с автопортрета,
Изучая нас и мир для нас...
Видите? Вот он, конечно, важен!
Как он безошибочно посажен,
Этот много разглядевший глаз!

Владимир Британишский,

1955 год

 

Коля Дмитриев. Мало кому известно это имя. Он не дожил до полной его мены – никто не успел обратиться к нему по имени и отчеству. Он так и остался в памяти близких, а потом уже и немногих знающих его работы людей − Колей. Жизнь этого не по возрасту одаренного мальчика оборвалась мгновенно и трагично. Ему было всего пятнадцать лет. Коля как раз находился в том возрасте, когда в нем отчетливо стал вырисовываться самостоятельный и бесконечно талантливый художник.

При жизни его произведения видели очень немногие – самое близкое и непосредственное окружение: родители и друзья семьи, одноклассники и ребята, учившиеся с ним вместе в художественной школе.

Коля Дмитриев родился в Москве в 1933 году в семье художников по текстилю Фёдора Николаевича и Натальи Николаевны Дмитриевых. Его дядей был известный театральный художник (служивший во МХАТе, Большом театре) Владимир Дмитриев. Родители Коли общались с известными писателями, поэтами, художниками. С раннего возраста мальчик увлекся рисованием. До тринадцати лет он обучался в изостудии при районном Доме пионеров, а после поступил в известную Московскую среднюю художественную школу им. В.И. Сурикова, в мастерскую А.П. Сергеевой, ученицы Валентина Серова. Там он проучился всего два года.

Все эти акварели написаны подростком, но это по-настоящему взрослые и очень сильные работы, в которых совершенно не чувствуется неуверенность неокрепшей детской руки. Пейзажи, натюрморты, портреты и наброски написаны с невероятной внимательностью к деталям и при этом с совершенно несвойственной ребенку обобщенностью. Тонкие и лиричные, немного «подмокшие» акварели Коли наполнены воздухом. От природы мальчик обладал безупречным чувством композиции. Пейзажи, написанные им, легкие и прозрачные; они полны свежести и неподдельной, совершенно подлинной жизни и любви к изображаемому.

В карандашных рисунках есть не только верно схваченная форма и пластика лица портретируемого, но и глубокий психологизм. Недаром одним из любимых Колиных художников был Валентин Серов: «Утром побежал в Третьяковку. Еще раз посмотреть Врубеля, Серова, Сурикова… Серовский портрет куда сильнее репинского. Конечно, я не говорю об исключениях». «Серовский» колорит сквозит во многих акварелях молодого художника: ничем не замутненные и слегка приглушенные тона; неброские, но очень чистые, как будто разлитые по бумаге краски придают его работам лиричность и музыкальность.

Коля много читал, что видно и из его дневника, написанного хорошим языком. Ко многим литературным произведениям он делал иллюстрации: к басням Крылова и сказкам Пушкина, «Дубровскому» и «Мертвым душам», произведениям Лермонтова и Достоевского. В них он невероятно точно и верно фиксировал характер и внешность изображенных словом на бумаге персонажей и переводил их с помощью карандаша в зрительную форму.

Конечно, такого мастерства в свои пятнадцать лет Коля достиг не только благодаря природному своему дарованию, но и безустанной и упорной работе. Он всегда тщательно и внимательно выстраивал композицию, будь то просто набросок или же картина. Дома он намеренно ставил себе сложные постановки, чтобы «набить» глаз и руку. Родственники вспоминали, что в натюрморт он обязательно старался включить какую-то сложную для отображения на бумаге деталь: например, причудливо сложенную драпировку или кусок горного хрусталя со множественными изломами и гранями. В переднем кармане своей куртки Коля всегда носил небольшой блокнот для рисования, там же лежали карандаш и перочинный нож. Как только представлялась возможность, он делал зарисовки с натуры: «Из школы прямо махнул на Гоголевский бульвар и там перед самым носом милиционера сделал набросок с памятника для композиции», − писал он в своем дневнике.

Необычайно напряженно молодой художник работал летом 1948 года в деревне, где он проводил каникулы вместе с семьей. За два летних месяца он сделал около ста пятидесяти акварелей и рисунков, но, как очень требовательный к себе художник, считал, что «работал с прохладцей». В этих работах с невероятной отчетливостью проступает его окрепшее дарование и умение. Но несчастное происшествие − случайный выстрел на охоте − оборвало жизнь Коли 12 августа 1948 года.

В 1949 г. – через год после трагической гибели молодого художника, в Москве в Центральном доме работников искусств открылась первая персональная выставка его акварелей и рисунков, которую не обошли вниманием такие признанные мастера, как Вера Мухина и Игорь Грабарь. Акварели Коли произвели сильное впечатление на поэта Бориса Пастернака. Позже он вспоминал об этой выставке: «От волнения я не мог произнести ни слова. Да как же иначе, когда эти акварели, как живые, сходят со стен к Вам навстречу, берут Вас за руки, заговаривают с Вами и уводят, куда им вздумается!»

Время не смогло предать забвению имя Коли, равно как и не смогло заглушить впечатления от его произведений. В 1995 г. в Музее А.С. Пушкина на Арбате состоялась вторая выставка его работ. В его работах узнается теплота жизни и биение действительной силы художественного чувства. И сегодняшний зритель, как и полстолетия назад, чувствует эту теплокровную подлинность. В Колиных акварелях по-прежнему трогает чистота и свежесть колорита, высочайшая техника владения карандашом и кистью, любовь к окружающему миру и дань традициям русской живописи.

Безусловно, мы смотрим на произведения Коли Дмитриева не как на «детское искусство». Оно не вызывает в зрителе слащавого и приторного умиления, оно совершенно лишено наивной непосредственности и неумелости детского рисунка. Мы восхищаемся и, одновременно с этим, удивляемся по-настоящему взрослому мастерству, приобретенному Колей в таком юном возрасте. И вместе с тем нам остается только сожалеть, что мы никогда не сможем узнать, каких вершин смог бы достичь этот бесконечно талантливый мальчик.

Источники фотографий:

00 – Автопортрет, неоконченный.

01 – Фотография Коли Дмитриева.

02 – В избе. Лето 1948 года.

03 – Дождь 1948г.

04 – Портрет бабушки.1948г

05 – У Троекурова (Иллюстрация к повести А.С. Пушкина Дубровский)

06 – Натюрморт с яблоком.

07 – Московская улица.

Категория Статьи
Вверх