Среда, 06.04.2016
Другие материалы в этой категории: Русские в Каннах »

С чего началось наше отечественное кино?

Е.В. Жаринов, профессор, доктор филологических наук

История советского кинематографа известна своими великими достижениями. И речь здесь идёт не только о творчестве таких гениев, как: Эйзенштейн, Пудовкин, Довженко, Барнет, Ромм, Александров и других − людей, которые еще в далекие двадцатые-тридцатые годы во всеуслышание заявили, что молодая Советская Республика полна талантами и что кино, действительно, является самым массовым видом искусства, после цирка, конечно (так сказал В.И.Ленин).

"Броненосец "Потемкин" буквально взорвал весь мировой кинематограф. Он был снят в технике линейного монтажа, это была та самая манера повествования, которая придала кинематографу еще на заре своего существования выразительную убедительность простого рассказа, напоминающего во многом структуру волшебной сказки. А кто не любит волшебные сказки? Сказки эти, по Юнгу, являются выражением наших основных архетипов сознания, то есть таких структур, в соответствии с которыми и существует наше бессознательное, но человек − существо бессознательное, и искусство влечет его к себе именно по той причине, что оно, искусство, своими образами, провоцирует человека на то, чтобы отойти, отрешиться от обыденного, повседневного и взглянуть на свою жизнь со стороны Вечности, потому что тем и хороши архетипы, что они вечны, неизменны, они унаследованы нами еще из доисторического прошлого.

Первые эксперименты с линейным монтажом осуществлял еще Лев Кулешов. Параллельно с ним в далекой Америке по этому же пути пошел великий Гриффит ("Нетерпимость", "Рождение нации").

Сергей Эйзенштейн лишь гениально воспользовался изобретением своих предшественников, этим, по его собственному меткому выражению, "парадом аттракционов", и создал революционную феерию «Броненосец "Потемкин"». И этот фильм войдет в аналоги всех мировых киношедевров мира. Режиссеры первой волны, если так можно выразиться, почти все были ориентированы на архаику, на миф. Миф - явление особенное. В переводе с греческого миф означает «слово» или «рассказ». По законам философии XX века, мир - это бесконечный текст, или рассказ, то есть миф. Власть мифа тотальна, она проявляется повсюду. Общаясь с миром, мы пытаемся его, этот мир, объяснить для себя и тут же начинаем создавать миф, начинаем объяснять непонятное явление с помощью слова или рассказа. Получается, что есть только миф и нет ничего, кроме мифа. Человеку свойственна такая особенность его суждения, как "мифологическая отчужденность", по А.Ф. Лосеву. Например, сколько бы раз нас ни убеждали, что эта комната - всего лишь четыре стены, два окна и одна дверь, вы все равно будете утверждать, что она, комната, веселая, то есть каким-то непостижимым образом наделена характером. Объясняя мир, описывая его, человек неизбежно наделяет его своими индивидуальными чертами. Он никогда не может оставаться до конца объективным. В XX веке люди открыли, что миф - это не сказочка, не выдумка, не ложь, а правда, но правда особенная, обладающая высокой степенью обобщения. Это не правда факта, а правда принципа, или общности. Факты же - вещь лживая. Факты можно подтасовывать, можно интерпретировать с точностью до наоборот. И когда говорят, что факты - упрямая вещь, то это всего лишь риторический прием в системе убеждения и не более того. На самом деле, нет ничего лживее фактов, ничего более неопределенного, чем факт. Например, когда родился Иисус Христос? А с какого момента надо отсчитывать момент возникновения нашей Вселенной? С Большого взрыва, или с книги Бытия Библии? Вообще, как только речь заходит об элементарной хронологии, то мы сразу же попадаем в область таких неопределенностей, что с ума сойти можно. Если мы точно не знаем дату рождения Христа, то о какой новой и старой эре, вообще, может идти речь? Время ведь принято измерять по часам, так? А как быть с теми историческими эпохами, которые и не знали, что такое часы? Их изобрели тысячу лет назад китайцы, изобрели лишь с одной целью: надо было точно высчитать, когда наложница императора зачнет наследника мужского пола. Китайцы считали, что человек рождается в момент зачатия, а не в момент появления на свет. Расчет должен был быть безупречным: наложниц много - император один. Вот тут-то и придумали первые часы в мире. Придумали, а затем надолго забыли, и когда в XVIII веке европейцы приехали в Китай и преподнесли свои механические часы Властителю Поднебесной, то китайцы даже не сразу поняли, что это такое? И речь шла о первых изобретателях часов. Значит, можно сказать, что было время, когда времени как такового и не было. Точнее, не было никаких точных инструментов это самое время исчислять. А как же тогда быть с историческими фактами, которые немыслимы без точных дат? Остается обобщенный домысел, или миф, который не факт, но гораздо больше факта.

Вот советский кинематограф двадцатых-тридцатых годов уловил эту тотальную власть мифа, эту его особую правдивость и начал создавать такие шедевры, как уже упомянутый "Броненосец "Потемкин", "Земля", "Арсенал", "Автоград" или "Окраина", "У самого синего моря".

Всем, кто всерьез интересуется историей отечественного кинематографа, настоятельно рекомендую посмотреть эти шедевры, посмотреть неторопливо, вдумчиво; посмотреть так, как обычно читают серьезную книгу, читают, буквально вгрызаясь в каждое непонятное слово, по многу раз всматриваясь в каждый непонятный или показавшийся наивным кадр, тем более что сейчас, благодаря цифровой технике, это можно сделать очень легко: чтение и просмотр почти сравнялись между собой, а любой фильм - это тоже текст, только написанный особым образом. Если книга написана словом, то фильм написан знаками (Ю.М. Лотман), а слово и знак - вещи идентичные (Фердинанд де Сосюр). Если в книге слово обозначает вам какой-то предмет, и вы, подключая свое воображение, додумываете, дорисовываете его, то на экране, как на фотографии, все конкретно: вот он предмет, и он не нуждается в описании словом, он, предмет, дан вам непосредственно, но это не простое копирование действительности: всмотритесь повнимательнее, как оператор изображает вам этот предмет на экране. В манере изображения и проявится авторская интонация, а все дело именно в интонации. Как говорится, "дьявол - в деталях". Обостряйте свое внимание, обращайте свой пытливый взор на детали съемки того или иного предмета, и вы тогда почувствуете, как, может быть, за наивной историей начнет проступать иная Правда, Правда высочайшего обобщения, как прямо у вас на глазах простая история начнет превращаться в притчу, в миф, в героический эпос, непосредственно обращенный к вашей собственной генетической памяти. И тогда вы, может быть, сможете вырваться из тенет обыденного и посмотреть на свою собственную жизнь с головокружительной высоты так называемой "эпической дистанции". Именно этот эстетический опыт и ждет вас при просмотре указанных шедевров. Так начинался наш отечественный кинематограф еще в первые десятилетия XX века. Естественно, он не стоял на месте, а развивался и развивался довольно интенсивно, все время совершая эксперименты в области киноязыка, в области художественной выразительности. Как это происходило на конкретных примерах, мы рассмотрим с вами в следующих статьях. Более того, я буду давать вам образцы анализа, глубокого прочтения внешне вроде бы понятных кинообразов. Начнем в следующий раз именно с «Броненосца "Потемкин"». Напомню, что это будет представлять из себя краткий курс истории становления киноязыка на примере отечественных фильмов. Этот курс обычно является основополагающим в программе любой мировой киношколы. С нетерпением жду Вас, и до новых встреч.

Источники изображений:

01, 02 – кадры из фильма «Броненосец “Потемкин”»

03 – кадр из фильма «Рождение нации»

04 – кадр из фильма «У самого синего моря»

05 – кадр из фильма «Арсенал»

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вверх