Понедельник, 14 Март 2016 00:00

Женщины в Искусстве

Область возвышенного и нематериального – область творческого сегодня представляется нам вполне естественной средой обитания представительниц прекрасного пола. Тем полем, где женщины выступают наравне с мужчинами. Впрочем, довольно долгое время им была отведена роль музы, преданной жены или покровителя живописца. И действительно, сможете ли Вы так с ходу, совершенно не задумываясь назвать женщину-композитора? А женщину-живописца, творившую не в XX веке, а раньше? То же касается и литературы, но там ситуация обстояла все-таки более благополучно, чем в мире музыки или изобразительного искусства. Так уж повелось, что женщины всегда находились «около» искусства, в то время как мужчины творили шедевры. Многим известно имя полумифической возлюбленной Рафаэля Форнарины или музы Боттичелли – Симонетты Веспуччи. Они запечатлены на полотнах великих мастеров и тем самым уже навсегда вписаны в историю искусства. Но многие ли из нас смогут назвать одну из первых художниц Ренессанса Барбару Лонги? Почему мировая художественная культура сохранила так мало упоминаний о художницах? Сегодня мы попытаемся устранить эту несправедливость и вспомнить незаслуженно забытых или же, наоборот, – самых известных женщин, мастерски владевших кистями и красками.

Джованна Гарцони

Эта итальянская художница творила в XVII веке, долгое время ее заказчиком выступал Фердинанд II Медичи и другие богатые аристократы. Почти все ее произведения – это незамысловатые и простые по композиции натюрморты, выполненные темперой и гуашью на пергаментной бумаге. Несмотря на всю их видимую простоту, в них действительно поражает невероятная внимательность художницы к изображаемому предмету, тщательная его детализация, а также поистине виртуозное использование светотеневой моделировки и других приемов.

На рисунках Гарцони часто встречаются ракушки, экзотические цветы и плоды − Медичи постоянно привозили из дальних стран к своему двору семена невиданных в Италии растений, чтобы украсить свой сад. Именно необычные вазы и растения, дополнительные детали – насекомые, птицы – вносят разнообразие в несколько монотонную одинаковость постоянно повторяющегося мотива.

Мари Элизабет Луиза Виже-Лебрён

 

Французскую художницу нередко называют «русской парижанкой» − после Великой Французской революции она, как роялистка и некогда любимица Марии-Антуанетты, была вынуждена бежать из страны и скитаться по Европе. За долгие годы она успела поработать в Австрии, Италии и России. Путешествуя по разным европейским странам, она постоянно выполняла портреты представителей высшего света и аристократии − ее, как близкую подругу мученицы-королевы Марии-Антуанетты, с радостью и сочувствием принимали при всех европейских дворах. В России она написала парадный портрет императрицы Марии Федоровны и многих других именитых особ.

«В божественной страсти к живописи, которой наградил меня Всевышний, не только моя судьба, но мое счастье, потому что она всегда была средством, позволявшим общаться с самыми восхитительными и самыми выдающимися мужчинами и женщинами Европы», – напишет в конце жизни в своем дневнике Виже-Лебрен. За годы, проведенные в России, Виже-Лебрен стала настолько востребованной и известной художницей, что Александр Пушкин упомянул о ней в «Пиковой даме»: в спальне старой графини висели «два портрета, написанные в Париже m-me Lebrun. Один из них изображал мужчину лет сорока, румяного и полного, в светло-зеленом мундире и со звездой, другой  – молодую красавицу с орлиным носом, с зачесанными висками и с розою в пудреных волосах». Ее портреты, несмотря на поистине виртуозное исполнение, все-таки очень «женские». К Виже-Лебрен буквально выстраивались очереди из юношей и барышень, желавших быть запечатленными известной художницей. Французская портретистка до мелочей продумывала образ модели: самостоятельно причесывала заказчиц и придумывала фасоны нарядов, которые самолично кроила. Все ее произведения чем-то напоминают современные модные фотосессии в глянцевых журналах – такие же продуманные, невероятно эффектные, идеализирующие и приукрашающие модель.

Наталья Гончарова

Пожалуй, самая известная русская женщина-художница, одна из «амазонок» русского авангарда и наиболее ярких фигур русского искусства XX века. Она занимает совершенно особенное место в истории искусства. Усвоив уроки французских художников-фовистов и пост-импрессионистов: Ван Гога, Гогена, Матисса и Пикассо, она смогла переосмыслить их художественную манеру и перенести их «примитивизм» на русскую почву. В основе творчества Натальи Гончаровой лежит тесная связь с древнерусской художественной традицией: иконописью, деревянной скульптурой русского севера, лубком. Художница черпала вдохновение для своих произведений в различных формах народного искусства и древних примитивных культур.

Она искала новые творческие импульсы в прошлом – Наталья Гончарова считала, что, только полностью погрузившись в прошлое и по-новому осмыслив его, можно двигаться вперед и разрабатывать новые формы искусства. В 1913 году она исчерпывающе и точно охарактеризовала принцип своего творчества: "Мною пройдено все, что мог дать Запад до настоящего времени..., мой путь к первоисточнику всех искусств – к Востоку". Выбор между Востоком и Западом во многом определил не только ее поиски в живописи, но и во многом судьбу: в 1915 году она покинула Россию и уехала во Францию оформлять постановки «Русских сезонов» Сергея Дягилева. На родину она так и не вернулась и до самой своей смерти жила в Париже.

Зинаида Серебрякова

Зинаида Серебрякова − одна из первых женщин-художниц, вошедшая в историю русской живописи. Она выросла в большой творческой семье Бенуа-Лансере: дед и прадед были архитекторами, отец – Евгений Лансере всю свою жизнь занимался скульптурой и живописью, а дядей ее был известный художественный критик и талантливый график Александр Бенуа. В отличие от Натальи Гончаровой, она не пыталась создать новое искусство, а была верна традициям реалистической живописи. Слава пришла к ней очень быстро – полотна с ее первой выставки практически сразу же приобрела Третьяковская галерея. Среди купленных вещей был и знаменитый автопортрет Зинаиды перед зеркалом.

После революции она, как и многие ее современники, была вынуждена покинуть Россию. Однако эмиграция никак не отразилась на творчестве Серебряковой. Она всю жизнь как будто игнорировала современную ей живопись и не замечала новых художественных тенденций. Ей в равной степени были чужды фовизм, примитивизм и абстрактное искусство. С собой во Францию она увезла милую ей дореволюционную Россию с ее размеренным и тихим усадебным бытом и лицами близких людей. Большое место в творчестве художницы занимают портреты. Почти у всех людей, которых запечатлевала на своих полотнах Зинаида Серебрякова, будь то князь Феликс Юсупов или живописец Дмитрий Бушен, было «единое лицо» − определенный физиогномический тип, в котором художница соединяла не только конкретные черты портретируемого, но и свои собственные: вроде миндалевидных глаз, или же черты ее детей и близких.

Источники фотографий:

01 – Джованна Гарцони. Натюрморт с цветками тыквы и виноградными листьями, 17 в.

02 – Джузеппе Гецци. Портрет Джованны Гарцони.

03 – Джованна Гарцони. Натюрморт с тарелкой лимонов, 1645-50

04 – Мари Элизабет Луиза Виже-Лебрён . Автопортрет, 1790

05 – Мари Элизабет Луиза Виже-Лебрён . Большой парадный портрет Императрицы Марии Федоровны, 1799

06 – Наталья Гончарова, 1910

07 – Наталья Гончарова. Автопортрет с желтыми лилиями, 1907-1908

08 – Зинаида Серебрякова. Фотография начала 1920-х гг.

09 – Зинаида Серебрякова. Автопортрет, 1909

Категория Россия
Пятница, 26 Февраль 2016 00:00

Женщины в Искусстве

Область возвышенного и нематериального – область творческого сегодня представляется нам вполне естественной средой обитания представительниц прекрасного пола. Тем полем, где женщины выступают наравне с мужчинами. Впрочем, довольно долгое время им была отведена роль музы, преданной жены или покровителя живописца. И действительно, сможете ли Вы так с ходу, совершенно не задумываясь назвать женщину-композитора? А женщину-живописца, творившую не в XX веке, а раньше? То же касается и литературы, но там ситуация обстояла все-таки более благополучно, чем в мире музыки или изобразительного искусства. Так уж повелось, что женщины всегда находились «около» искусства, в то время как мужчины творили шедевры. Многим известно имя полумифической возлюбленной Рафаэля Форнарины или музы Боттичелли – Симонетты Веспуччи. Они запечатлены на полотнах великих мастеров и тем самым уже навсегда вписаны в историю искусства. Но многие ли из нас смогут назвать одну из первых художниц Ренессанса Барбару Лонги? Почему мировая художественная культура сохранила так мало упоминаний о художницах? Сегодня мы попытаемся устранить эту несправедливость и вспомнить незаслуженно забытых или же, наоборот, – самых известных женщин, мастерски владевших кистями и красками.

Джованна Гарцони

Эта итальянская художница творила в XVII веке, долгое время ее заказчиком выступал Фердинанд II Медичи и другие богатые аристократы. Почти все ее произведения – это незамысловатые и простые по композиции натюрморты, выполненные темперой и гуашью на пергаментной бумаге. Несмотря на всю их видимую простоту, в них действительно поражает невероятная внимательность художницы к изображаемому предмету, тщательная его детализация, а также поистине виртуозное использование светотеневой моделировки и других приемов.

На рисунках Гарцони часто встречаются ракушки, экзотические цветы и плоды − Медичи постоянно привозили из дальних стран к своему двору семена невиданных в Италии растений, чтобы украсить свой сад. Именно необычные вазы и растения, дополнительные детали – насекомые, птицы – вносят разнообразие в несколько монотонную одинаковость постоянно повторяющегося мотива.

Мари Элизабет Луиза Виже-Лебрён

 

Французскую художницу нередко называют «русской парижанкой» − после Великой Французской революции она, как роялистка и некогда любимица Марии-Антуанетты, была вынуждена бежать из страны и скитаться по Европе. За долгие годы она успела поработать в Австрии, Италии и России. Путешествуя по разным европейским странам, она постоянно выполняла портреты представителей высшего света и аристократии − ее, как близкую подругу мученицы-королевы Марии-Антуанетты, с радостью и сочувствием принимали при всех европейских дворах. В России она написала парадный портрет императрицы Марии Федоровны и многих других именитых особ.

«В божественной страсти к живописи, которой наградил меня Всевышний, не только моя судьба, но мое счастье, потому что она всегда была средством, позволявшим общаться с самыми восхитительными и самыми выдающимися мужчинами и женщинами Европы», – напишет в конце жизни в своем дневнике Виже-Лебрен. За годы, проведенные в России, Виже-Лебрен стала настолько востребованной и известной художницей, что Александр Пушкин упомянул о ней в «Пиковой даме»: в спальне старой графини висели «два портрета, написанные в Париже m-me Lebrun. Один из них изображал мужчину лет сорока, румяного и полного, в светло-зеленом мундире и со звездой, другой  – молодую красавицу с орлиным носом, с зачесанными висками и с розою в пудреных волосах». Ее портреты, несмотря на поистине виртуозное исполнение, все-таки очень «женские». К Виже-Лебрен буквально выстраивались очереди из юношей и барышень, желавших быть запечатленными известной художницей. Французская портретистка до мелочей продумывала образ модели: самостоятельно причесывала заказчиц и придумывала фасоны нарядов, которые самолично кроила. Все ее произведения чем-то напоминают современные модные фотосессии в глянцевых журналах – такие же продуманные, невероятно эффектные, идеализирующие и приукрашающие модель.

Наталья Гончарова

Пожалуй, самая известная русская женщина-художница, одна из «амазонок» русского авангарда и наиболее ярких фигур русского искусства XX века. Она занимает совершенно особенное место в истории искусства. Усвоив уроки французских художников-фовистов и пост-импрессионистов: Ван Гога, Гогена, Матисса и Пикассо, она смогла переосмыслить их художественную манеру и перенести их «примитивизм» на русскую почву. В основе творчества Натальи Гончаровой лежит тесная связь с древнерусской художественной традицией: иконописью, деревянной скульптурой русского севера, лубком. Художница черпала вдохновение для своих произведений в различных формах народного искусства и древних примитивных культур.

Она искала новые творческие импульсы в прошлом – Наталья Гончарова считала, что, только полностью погрузившись в прошлое и по-новому осмыслив его, можно двигаться вперед и разрабатывать новые формы искусства. В 1913 году она исчерпывающе и точно охарактеризовала принцип своего творчества: "Мною пройдено все, что мог дать Запад до настоящего времени..., мой путь к первоисточнику всех искусств – к Востоку". Выбор между Востоком и Западом во многом определил не только ее поиски в живописи, но и во многом судьбу: в 1915 году она покинула Россию и уехала во Францию оформлять постановки «Русских сезонов» Сергея Дягилева. На родину она так и не вернулась и до самой своей смерти жила в Париже.

Зинаида Серебрякова

Зинаида Серебрякова − одна из первых женщин-художниц, вошедшая в историю русской живописи. Она выросла в большой творческой семье Бенуа-Лансере: дед и прадед были архитекторами, отец – Евгений Лансере всю свою жизнь занимался скульптурой и живописью, а дядей ее был известный художественный критик и талантливый график Александр Бенуа. В отличие от Натальи Гончаровой, она не пыталась создать новое искусство, а была верна традициям реалистической живописи. Слава пришла к ней очень быстро – полотна с ее первой выставки практически сразу же приобрела Третьяковская галерея. Среди купленных вещей был и знаменитый автопортрет Зинаиды перед зеркалом.

После революции она, как и многие ее современники, была вынуждена покинуть Россию. Однако эмиграция никак не отразилась на творчестве Серебряковой. Она всю жизнь как будто игнорировала современную ей живопись и не замечала новых художественных тенденций. Ей в равной степени были чужды фовизм, примитивизм и абстрактное искусство. С собой во Францию она увезла милую ей дореволюционную Россию с ее размеренным и тихим усадебным бытом и лицами близких людей. Большое место в творчестве художницы занимают портреты. Почти у всех людей, которых запечатлевала на своих полотнах Зинаида Серебрякова, будь то князь Феликс Юсупов или живописец Дмитрий Бушен, было «единое лицо» − определенный физиогномический тип, в котором художница соединяла не только конкретные черты портретируемого, но и свои собственные: вроде миндалевидных глаз, или же черты ее детей и близких.

Источники фотографий:

01 – Джованна Гарцони. Натюрморт с цветками тыквы и виноградными листьями, 17 в.

02 – Джузеппе Гецци. Портрет Джованны Гарцони.

03 – Джованна Гарцони. Натюрморт с тарелкой лимонов, 1645-50

04 – Мари Элизабет Луиза Виже-Лебрён . Автопортрет, 1790

05 – Мари Элизабет Луиза Виже-Лебрён . Большой парадный портрет Императрицы Марии Федоровны, 1799

06 – Наталья Гончарова, 1910

07 – Наталья Гончарова. Автопортрет с желтыми лилиями, 1907-1908

08 – Зинаида Серебрякова. Фотография начала 1920-х гг.

09 – Зинаида Серебрякова. Автопортрет, 1909

Вверх