Четверг, 28.04.2016
Другие материалы в этой категории: « Мой милый, тихий городок, музей моей весны!..

     Сама история его возникновения, его жизнь, ставшая неотделимой частью московской жизни, его посетители и его товары, лучшие по всей дореволюционной Москве, сразу сделали «Магазин Елисеева и погреба русских и иностранных вин» местом исключительным. Впрочем, исключительным его можно назвать и сейчас — ведь найдется не так много мест в Москве, куда горожане ходят за покупками вот уже 115 лет кряду.

От дворца до доходного дома

     История дома на Тверской, д. 14, началась в XVIII веке: некогда на этом месте находилось владение князей Вяземских. В конце столетия оно перешло к вдове статс-секретаря императрицы Екатерины II. Тезка государыни всероссийской выстроила на углу Тверской и бывшего Сергиевского переулка одно из самых знаменитых зданий тогдашней Москвы, которое стали называть по имени заказчицы — «Дворец Козицкой». Потом в честь владелицы дворца переименовали и сам переулок.

     Проект был заказан архитектору Федору Казакову, который выстроил дом в соответствии с духом классицизма – точность пропорций, благодаря чему шестиколонное здание обретало удивительную легкость, дополнялась строгой красотой коринфского портика и изящным наружным декором. Надо отметить, что внутренние интерьеры с огромным залом, полукруглой колоннадой и беломраморной лестницей отличались небывалой роскошью. Известна история о том, что власти московского университета, потерявшие собственный дом во время пожара 1812 года и испытывавшие крайнюю нужду в размещении своих преподавателей и студентов, все-таки отказались от затеи поселить их во дворце Козицкой. Как писал в свое время ректор Московского университета Иван Андреевич Гейм, во всем дворце только нижний этаж подходил для размещения студентов. Второй был отделан так богато, что, по его словам, «никаким чиновникам, а того менее студентам, в оном жить никак не можно, чтоб не испортить штучных полов и штофных обоев…»



     В 20-х годах ХIХ века в доме поселяется наследница Козицких — княгиня Зинаида Волконская. Блестящая светская дама, женщина исключительного ума и вкуса, превращает этот дом в лучшую светскую и литературную гостиную: в свое время здесь бывали Жуковский, Вяземский, Пушкин, Одоевский, Тютчев, Тургенев.

     В 1870 году в истории дома начинается новый виток — его приобретает торговец, поставщик обуви для российской армии Самуил Малкиель. Он решает переделать дом по «новой» моде, для чего приглашает архитектора Августа Вебера. Дом теряет колонны, портики, и хотя роскошная мраморная лестница и богатые интерьеры не были тронуты, дух великосветской гостиной безвозвратно испарился. Некогда облюбованный поэтами храм искусств, превратился в доходный дом, где нижний этаж дома занимал магазин самого портного, а бельэтаж — богатые квартиры.

«Магазин Елисеева и погреба русских и иностранных вин»

     Идею строительства огромных торговых центров сложно назвать новой. На рубеже ХIХ-ХХ веков, в эпоху индустриального рывка, она, можно сказать, лежала на поверхности. В частности, петербургский купец-миллионер Григорий Григорьевич Елисеев задумал создать в крупных российских городах, коими тогда являлись Петербург и Москва, большие магазины с самым разнообразным ассортиментом продовольственных товаров и вин. В Москве под эти цели он приобрел в 1898 году бывший дворец Козицкой. Дом было решено переделать. Реконструкцией занялся известный своей безудержной архитектурной фантазией архитектор Гавриил Васильевич Барановский. Ему же, кстати сказать, принадлежит проект и еще одного Елисеевского магазина — на этот раз в Санкт-Петербурге, на углу Малой Садовой и Невского проспекта. Благодаря этому, а также другим успешным реставрациям елисеевских недвижимых активов, Барановского стали называть «архитектором Елисеевых».



     Но вернемся к Москве. Все три года, пока шла реконструкция дома на Тверской, он был плотно обшит тесом. По городу поползли слухи, что недалеко от Страстного монастыря строят индийскую пагоду, а, может, мавританский замок или того хуже — храм языческого бога Бахуса, что было ближе всего к истине, ведь продажа вин из Франции, Испании, Португалии и острова Мадейры составляла впоследствии основной доход Елисеева.

     Тем временем, закрытое от любопытных глаз здание меняло свой внешний облик: кариатиды у центрального входа сменились атлантами, сам вход переместился на сторону Тверской улицы. Со стороны Козицкого переулка появились большие окна-витрины, для чего комнаты первого и второго этажей были слиты в огромный торговый зал. К сожалению, в результате работ прекрасная лестница из белого мрамора, существовавшая с момента постройки, была утрачена.

     Что касается интерьеров, то для их создания были привлечены русские мастера Владимир Воейков и Мариан Перетяткович. Лепными работами занялась мастерская Степана Пожильцова, русские специалисты изготовили люстру-ландыш и клали пол.



     Магазин открылся летом 1901 года, вот как описывает это событие известный репортер и знаток московской жизни Владимир Гиляровский в книге «Москва и москвичи»:

«На тротуаре была толчея людей, жадно рассматривавших сквозь зеркальные стекла причудливые постройки из разных неведомых доселе Москве товаров. Горами поднимаются заморские фрукты; как груда ядер, высится пирамида кокосовых орехов, с голову ребенка каждый; необъятными, пудовыми кистями висят тропические бананы; перламутром отливают разноцветные обитатели морского царства – жители неведомых океанских глубин, а над всем этим блещут электрические звезды на батареях винных бутылок, сверкают и переливаются в глубоких зеркалах, вершины которых теряются в туманной высоте».



     В тот день в Козицкий переулок прибыла вся московская знать во главе с тогдашним военным генерал-губернатором — великим князем Сергеем Александровичем. Гостей, получивших приглашение на торжественный молебен и обед, встречал сам Елисеев, по описанию Гиляровского, стройный блондин во фраке, с «Владимиром» на шее и французским орденом «Почетного легиона» в петлице. Присутствовал здесь и Лев Голицын, чьи вина с виноградников «Новый Свет» в Крыму и на Кавказе успела распробовать вся великосветская Москва.

     На момент открытия в магазине работали пять отделов: колониально-гастрономических товаров, бакалейный, кондитерский, фруктовый и отдел хрусталя Баккара. При гастрономе действовали собственная пекарня, производство мармелада и варенья, маслоотжимные, засолочные и коптильные цеха, а также цеха по обжарке зерен кофе и розливу вин. Последние выпускали до 15 тысяч бутылок ежедневно, так что винный погреб при магазине не знал дефицита.




     Кстати, из-за торговли вином «Елисеевский» чуть было не закрылся вскоре после пышного открытия. Дело в том, что в то время прямо напротив входа в магазин стояла церковь св. Дмитрия Солунского. По действовавшим тогда правилам, расстояние между винным магазином и церковью должно было быть не меньше 42 саженей (около 90 метров). Так что всю ночь после неожиданного визита акцизного чиновника у «Елисеевского» кипела работа — вход в винные погреба переносили в сторону Козицкого переулка.

     В плане ассортимента Елисеевскому магазину не было равных в городе — впервые в Москве здесь появилось оливковое масло − тогда его называли деревянным, трюфели и анчоусы. Конечно, обычный московский люд мог только толпиться у роскошных витрин и наблюдать, как «здоровенный, с лицом в полнолуние» швейцар громовым голосом подзывал кучеров, помогал состоятельным покупателям складывать покупки.

     Надо отметить, что Елисеев сам лично занимался оформлением прилавков магазина — именно он придумал выкладывать фрукты пирамидками. На прилавок шли только свежие продукты. С самого начала в магазине было заведено вечернее поедание ягод и фруктов работниками: не дай бог, кто-нибудь заметит, что у Елисеевых «райский фрукт спортился». Персонал магазина был вышколен, приказчики владели несколькими иностранными языками, помнили наизусть имена-отчества и предпочтения покупателей.

Возвращение традиций

     После революции под старыми вывесками магазин проработал всего два дня, в 1918 году он был национализирован и переименован в «Гастроном №1». Сам владелец к тому времени эмигрировал во Францию. В советское время интерьеры и люстры «Елисеевского» заметно потускнели, однако товары, лежавшие на полках, были недоступны для большинства горожан. Заходили туда редко и, в основном, в кондитерский отдел за популярным тогда печеньем «Ассорти». Постепенно «Елисеевский» превратился в «спецмаг», обслуживающий партийную номенклатуру и профессиональную элиту столицы.

     Свой 90-летний юбилей, пришедшийся на 1991 год, впервые за всю историю магазин встретил пустыми прилавками. Но продолжалось это недолго — через год изобилие вернулось, а магазин, ставший акционерным обществом, вернул себе прежнее имя.



     В 2004 году здесь закончилась масштабная реставрация — вмагазин, восстановленный по прежним эскизам, вернулись прежние интерьеры с позолотой, лепниной и хрустальными люстрами. Даже прилавки и деревянные столешницы, которые стояли при самом Елисееве, постарались вернуть на место.



     В 2005 году «Елисеевский» перешел под управление розничной сети «Алые паруса». Компания постаралась восстановить некоторые особенности, делающие это место уникальным, еще в дореволюционные времена. В частности, при магазине вновь созданы цеха по производству овощных, мясных, рыбных изделий и полуфабрикатов, открыто собственное хлебобулочное и кондитерское производство. Здешние кондитеры производят 17 видов шоколада, 20 наименований конфет ручной работы и 50 видов десертов. Все эти вкусности можно попробовать в кафе «Елисеевского». Ну а, подкрепившись, можно прогуляться по залам — история этого места достойна того, чтобы увидеть ее своими глазами.

Адрес: Тверская улица, 14
Режим работы: круглосуточно

Источники изображений:
01 – Елисеевский магазин
02 – Панорама торгового зала (1913)
03 – Наружный вид магазина, 1900-е годы.
04 – Колониально-гастрономический отдел (1913)
05 – Г.Г. Елисеев
06 – Цех обжарки кофе (1913)
07 – Подвал (1913)
08 – Елисеевский магазин
09 – Современный вид Елисеевского магазина.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вверх