Четверг, 05 Май 2016 00:00

Караваджо с чердака

На чердаке одного из домов в пригороде Тулузы было обнаружено монументальное живописное полотно. Велика вероятность, что картина принадлежит кисти одного из знаковых художников итальянского барокко − Микеланджело Меризи да Караваджо.

Семья, обнаружившая картину, связалась с местным антикваром Марком Лабарде, который, в свою очередь, сообщил об этой неожиданной находке своему коллеге, эксперту по живописи Эрику Туркену. Картина была в относительно хорошем состоянии, несмотря на условия, в которых она хранилась. Туркен очистил произведение от загрязнений и подверг его скрупулезной технологической экспертизе: рентгенографированию, исследованию в ультрафиолетовых и инфракрасных лучах. После проведенных изысканий, эксперт пришел к заключению, что большое полотно размером 144х175 см, изображающее сцену обезглавливания Олоферна Юдифью, написано между 1600 и 1610 годами и выполнено Караваджо или же его школой.

Предполагаемая стоимость полотна 120 миллионов евро (96 миллионов фунтов). Описывая работу, Туркен сказал, что «свет, экспрессия и композиция типичны для манеры Караваджо. Картина написана уверенной и умелой рукой в характерной живописной стилистике. Все вышеперечисленное позволяет считать ее подлинным произведением Караваджо».

Полотну присвоили статус национального достояния Франции, предполагающий, что оно не может быть вывезено из страны в течение ближайших 30 месяцев. В своем заявлении министерство культуры Франции сказало, что картина, «чью историю происхождения и подлинность еще предстоит установить», должна оставаться на французской земле. Сейчас найденное на чердаке произведение изучают эксперты Лувра, пытаясь установить его автора.

Сюжет, изображенный на картине, встречается и в других работах Караваджо, а характер живописи соответствует манере итальянского художника. На полотне запечатлен момент обезглавливания Олоферна Юдифью, когда голова отрезана лишь наполовину, а сама жертва еще жива. Лицо Олоферна обезображено болью и ужасом, взгляд его невидящих глаз направлен куда-то вверх, из шеи хлещет кровь, и умирающий делает последнее усилие, чтобы подняться. Юдифь с почти бесстрастным выражением лица, как будто на секунду прервалась, чтобы внимательно посмотреть на нас. В это же время старая женщина на втором плане призывает ее скорее довести начатое дело до конца.

Другое произведение, посвященное этому же библейскому сюжету и бесспорно принадлежащее кисти Караваджо, можно увидеть в Палаццо Барберини в Риме. Здесь почти обезглавленный Олоферн пытается приподняться на ложе. Его лицо искажено воплем, а широко открытые глаза полны ужасающего понимания происходящего. Юдифь сосредоточена на своем действии. Она − женщина, которая должна совершить чудовищное убийство во славу своего Бога. На ее лице мы читаем неустрашимость, решительность и одновременно с этим − отвращение. Ее помощница, охваченная благоговейным страхом, держит наизготове мешок, чтобы положить в него голову Олоферна.

В сравнении с вышеописанным произведением, картина, обнаруженная в пригороде Тулузы, выглядит несколько беспомощно. Безусловно, ее колористическое решение и направленный, почти театральный свет невероятно близки живописи Караваджо. Но в ней практически отсутствует характерное для итальянского художника мускульное напряжение. Полотно из Палаццо Барберини сопоставимо с шекспировской трагедией: здесь есть глубокое и пронзительное понимание убийства, как долга совести. Но что играет Юдифь «из Тулузы»? Она словно впала в глубокую задумчивость и совершенно безучастна ко всему происходящему. Взгляд ее направлен прямо на зрителя – почему? Персонажи на работах Караваджо никогда не ведут себя так рассеянно и отрешенно. В его полотнах всегда присутствует эмоциональное и чувственное напряжение, которое, как электрический ток, «ударяет» персонажей.

Туркен, считающий, что обнаруженное произведение было выполнено Караваджо, получил поддержку Николы Спинозы – бывшего директора музея Неаполя и одного из ведущих экспертов по живописи Караваджо. В интервью Агентству Франс-Пресс, Спиноза заявляет: «Надо признать, что полотно, о котором идет речь, действительно выполнено ломбардским мастером. Это можно определить почти наверняка, даже если мы не обнаружим реальных и неопровержимых тому доказательств».

Впрочем, французское издание «Le Quotidien de l’Art» цитирует другого эксперта, Мину Грегори, которая отмечает «бесспорное качество произведения», но не спешит приписывать авторство Караваджо.

«Один из многих экспертов, с которыми я встречался, − говорит Туркен, − сказал, что велика вероятность того, что картина из Тулузы была написана кем-то из последователей великого художника».

Следует сказать, что установить авторство Караваджо чрезвычайно сложно. Это во многом связано с тем, что итальянский живописец занимает весьма специфическое место в истории искусства. В свое время имя Караваджо обросло дурной славой, однако, его выразительный и драматичный стиль вдохновлял многих художников 17 века. У Караваджо появились подражатели во всех уголках Европы, которые охотно переняли его пронзительную живописную манеру.

Несмотря на это, его ненавидели и осуждали. Он обладал вспыльчивым нравом и тяжелым характером. Жизнь художника сопровождалась скандалами, потасовками и тюремными заключениями. Современников возмущала и шокировала его слишком реалистичная, не чуравшаяся неприглядных сторон жизни, неприукрашенная живопись. Работы классицистов, таких как Пуссен, выглядели куда более благообразно и традиционно. В 18 веке о Караваджо и вовсе забыли. Только около 1950 года его заново открыли для истории искусства. Именно поэтому с куда большей вероятностью можно обнаружить на чердаке картину Караваджо, нежели полотно Пикассо или Рембрандта.

В одном из интервью Эрик Туркен сказал, что по поводу авторства найденного произведения никогда не будет единого мнения. Некоторые искусствоведы и эксперты приписывают «картину с чердака» Луи Финсону − нидерландскому живописцу и торговцу живописью рубежа 16-17 веков, который был одним из первых последователей Караваджо. Известно, что Финсон владел некоторыми работами итальянского мастера, и не исключено, что он мог делать копии с некоторых картин Караваджо.

Источники изображений:

01 – Найденная картина «Юдифь и Олоферн»

02 – Микеланджело Меризи да Караваджо

03 – Картина Караваджо «Юдифь и Олоферн », 1599.

04 – Кадр из интервью с Эриком Туркеном.

Четверг, 05 Май 2016 00:00

Караваджо с чердака

На чердаке одного из домов в пригороде Тулузы было обнаружено монументальное живописное полотно. Велика вероятность, что картина принадлежит кисти одного из знаковых художников итальянского барокко − Микеланджело Меризи да Караваджо.

Семья, обнаружившая картину, связалась с местным антикваром Марком Лабарде, который, в свою очередь, сообщил об этой неожиданной находке своему коллеге, эксперту по живописи Эрику Туркену. Картина была в относительно хорошем состоянии, несмотря на условия, в которых она хранилась. Туркен очистил произведение от загрязнений и подверг его скрупулезной технологической экспертизе: рентгенографированию, исследованию в ультрафиолетовых и инфракрасных лучах. После проведенных изысканий, эксперт пришел к заключению, что большое полотно размером 144х175 см, изображающее сцену обезглавливания Олоферна Юдифью, написано между 1600 и 1610 годами и выполнено Караваджо или же его школой.

Предполагаемая стоимость полотна 120 миллионов евро (96 миллионов фунтов). Описывая работу, Туркен сказал, что «свет, экспрессия и композиция типичны для манеры Караваджо. Картина написана уверенной и умелой рукой в характерной живописной стилистике. Все вышеперечисленное позволяет считать ее подлинным произведением Караваджо».

Полотну присвоили статус национального достояния Франции, предполагающий, что оно не может быть вывезено из страны в течение ближайших 30 месяцев. В своем заявлении министерство культуры Франции сказало, что картина, «чью историю происхождения и подлинность еще предстоит установить», должна оставаться на французской земле. Сейчас найденное на чердаке произведение изучают эксперты Лувра, пытаясь установить его автора.

Сюжет, изображенный на картине, встречается и в других работах Караваджо, а характер живописи соответствует манере итальянского художника. На полотне запечатлен момент обезглавливания Олоферна Юдифью, когда голова отрезана лишь наполовину, а сама жертва еще жива. Лицо Олоферна обезображено болью и ужасом, взгляд его невидящих глаз направлен куда-то вверх, из шеи хлещет кровь, и умирающий делает последнее усилие, чтобы подняться. Юдифь с почти бесстрастным выражением лица, как будто на секунду прервалась, чтобы внимательно посмотреть на нас. В это же время старая женщина на втором плане призывает ее скорее довести начатое дело до конца.

Другое произведение, посвященное этому же библейскому сюжету и бесспорно принадлежащее кисти Караваджо, можно увидеть в Палаццо Барберини в Риме. Здесь почти обезглавленный Олоферн пытается приподняться на ложе. Его лицо искажено воплем, а широко открытые глаза полны ужасающего понимания происходящего. Юдифь сосредоточена на своем действии. Она − женщина, которая должна совершить чудовищное убийство во славу своего Бога. На ее лице мы читаем неустрашимость, решительность и одновременно с этим − отвращение. Ее помощница, охваченная благоговейным страхом, держит наизготове мешок, чтобы положить в него голову Олоферна.

В сравнении с вышеописанным произведением, картина, обнаруженная в пригороде Тулузы, выглядит несколько беспомощно. Безусловно, ее колористическое решение и направленный, почти театральный свет невероятно близки живописи Караваджо. Но в ней практически отсутствует характерное для итальянского художника мускульное напряжение. Полотно из Палаццо Барберини сопоставимо с шекспировской трагедией: здесь есть глубокое и пронзительное понимание убийства, как долга совести. Но что играет Юдифь «из Тулузы»? Она словно впала в глубокую задумчивость и совершенно безучастна ко всему происходящему. Взгляд ее направлен прямо на зрителя – почему? Персонажи на работах Караваджо никогда не ведут себя так рассеянно и отрешенно. В его полотнах всегда присутствует эмоциональное и чувственное напряжение, которое, как электрический ток, «ударяет» персонажей.

Туркен, считающий, что обнаруженное произведение было выполнено Караваджо, получил поддержку Николы Спинозы – бывшего директора музея Неаполя и одного из ведущих экспертов по живописи Караваджо. В интервью Агентству Франс-Пресс, Спиноза заявляет: «Надо признать, что полотно, о котором идет речь, действительно выполнено ломбардским мастером. Это можно определить почти наверняка, даже если мы не обнаружим реальных и неопровержимых тому доказательств».

Впрочем, французское издание «Le Quotidien de l’Art» цитирует другого эксперта, Мину Грегори, которая отмечает «бесспорное качество произведения», но не спешит приписывать авторство Караваджо.

«Один из многих экспертов, с которыми я встречался, − говорит Туркен, − сказал, что велика вероятность того, что картина из Тулузы была написана кем-то из последователей великого художника».

Следует сказать, что установить авторство Караваджо чрезвычайно сложно. Это во многом связано с тем, что итальянский живописец занимает весьма специфическое место в истории искусства. В свое время имя Караваджо обросло дурной славой, однако, его выразительный и драматичный стиль вдохновлял многих художников 17 века. У Караваджо появились подражатели во всех уголках Европы, которые охотно переняли его пронзительную живописную манеру.

Несмотря на это, его ненавидели и осуждали. Он обладал вспыльчивым нравом и тяжелым характером. Жизнь художника сопровождалась скандалами, потасовками и тюремными заключениями. Современников возмущала и шокировала его слишком реалистичная, не чуравшаяся неприглядных сторон жизни, неприукрашенная живопись. Работы классицистов, таких как Пуссен, выглядели куда более благообразно и традиционно. В 18 веке о Караваджо и вовсе забыли. Только около 1950 года его заново открыли для истории искусства. Именно поэтому с куда большей вероятностью можно обнаружить на чердаке картину Караваджо, нежели полотно Пикассо или Рембрандта.

В одном из интервью Эрик Туркен сказал, что по поводу авторства найденного произведения никогда не будет единого мнения. Некоторые искусствоведы и эксперты приписывают «картину с чердака» Луи Финсону − нидерландскому живописцу и торговцу живописью рубежа 16-17 веков, который был одним из первых последователей Караваджо. Известно, что Финсон владел некоторыми работами итальянского мастера, и не исключено, что он мог делать копии с некоторых картин Караваджо.

Источники изображений:

01 – Найденная картина «Юдифь и Олоферн»

02 – Микеланджело Меризи да Караваджо

03 – Картина Караваджо «Юдифь и Олоферн », 1599.

04 – Кадр из интервью с Эриком Туркеном.

Категория Европа
Вверх