Суббота, 23.04.2016
Другие материалы в этой категории: « Поздний Машков Фрида Кало »

Олимпия в ГМИИ им. А.С.Пушкина

На днях в ГМИИ им. А.С.Пушкина открылась выставка одной картины. В Музей привезли шедевр Эдуарда Мане − «Олимпию». Это поистине великое и знаковое произведение во второй раз за всю историю своего существования покинуло пределы Франции. Впервые это произошло в 1913 году. Тогда «Олимпия» приехала в Венецию, где в Палаццо Дожей проходила большая выставка работ Мане. И вот теперь, спустя более чем сто лет, полотно вновь пересекло границу Франции для выставки в Пушкинском Музее.


Лишь успеет Олимпия ото сна пробудиться,
Черный вестник с охапкой весны перед ней;
То посланец раба, что не может забыться,
Ночь любви обращая цветением дней.Закари Астрюк

«Олимпия», будучи выставлена на Парижском Салоне 1865 года, вызвала чудовищный скандал. Настолько крупный, что к полотну пришлось приставить двух смотрителей, чтобы возмущенные буржуа не повредили его. По воспоминаниям очевидцев, толпа, "хохоча, завывая и угрожая тростями и зонтами этой новоявленной красоте", не робела и перед охранниками. Потом картину и вовсе пришлось снять. Художественные критики захлебывались от негодования: «Никогда и никому ещё не приходилось видеть что-либо более циничное, чем эта «Олимпия». Это — самка гориллы, сделанная из каучука и изображённая совершенно голой, на кровати. Её руку как будто сводит непристойная судорога... Серьёзно говоря, молодым женщинам в ожидании ребенка, а также девушкам я бы советовал избегать подобных впечатлений».

Что же так невероятно оскорбило публику в этом произведении?

Изображение нагого женского тела – традиция, возродившаяся в западноевропейском искусстве еще в 16 веке. Если мы вдруг решим перечислить все полотна или скульптуры, запечатлевшие обнаженную женскую натуру, боюсь, мы получим невероятно длинный список, который займет несколько сотен страниц убористым шрифтом. Так что нельзя сказать, что нагота в искусстве была для зрителя чем-то невиданным или шокирующим. Скандал во многом был вызван новой интерпретацией всем известного сюжета. «Олимпия» − это своего рода реплика на «лежащую Венеру». Этот мифологический сюжет был невероятно популярен в эпоху Возрождения. Нередко здесь напрочь отсутствовал какой-либо мифологический или символический подтекст, скорее, образ античной богини любви служил предлогом для изображения обнаженного женского тела. «Лежащая Венера» впервые появилась в творчестве Джорджоне и вскоре утвердилась в качестве иконического образца для более поздних живописцев. К этой теме обращались такие великие мастера, как Тициан, Гойя, Гвидо Рени…

Одной из многочисленных цитат Венеры Джорджоне является и тициановская «Венера Урбинская», хранящаяся в Лувре. Именно ее взял за образец Мане, создавая свою «Олимпию». Однако, по-прежнему не ясно, что в этом всем такого возмутительного. Венера − богиня, а античные боги, как известно, всегда наги, ибо тела их совершенны. Так уж им положено по статусу. И именно в этом «божественном» происхождении «Олимпии» Мане и кроется ответ. Перед нами − не совсем Венера. Живописец заимствует привычную композицию и знакомый образ, вызывающий вполне конкретные ассоциации, и переносит его в современность. Тем самым он, по мнению тогдашней публики, опошляет и принижает возвышенный сюжет. Венера Мане – это молодая куртизанка, которая пристально, уверено, может, даже с некоторым превосходством смотрит на зрителя − в ее взгляде и горделивой позе нет ни стыда, ни смущения. Справа на заднем плане чернокожая служанка, подносящая хозяйке подарок любовника − букет цветов. Герои картины, включая черного кота с самого края, помещены в современный интерьер. В этом полотне отсутствует благородная идеализация и отвлеченность, свойственная более ранним «Венерам». Таким образом, переведя канонический сюжет в плоскость обыденности, Мане вызвал скандал. Ведь тогда оказывается, что современная Венера, богиня любви – это самодовольная кокотка, служительница любви продажной. Впрочем, если бы в картине речь шла единственно об этом, ее бы вскоре забыли, она никогда не стала бы шедевром, и ей бы не восхищались по сей день миллионы людей по всему миру.

Художник не должен быть моралистом, потому что назидательный тон убивает искусство. Задача настоящего творца – это узреть вечное и непреходящее в обыденном. Сам Мане говорил: «Наш долг – извлечь из нашей эпохи все, что она может нам предложить, не забывая о том, что было открыто и найдено до нас». Эта формулировка мастера в полной мере объясняет те цели и задачи, которые он ставил перед собой, приступая к написанию не только «Олимпии», но и любой другой своей картины. Живописец стремился запечатлеть современность через призму прошлого и тем самым перевести ее на более высокую ступень. Не низвести и опошлить классический образец, а возвысить современность до него (образца) и посредством языка классики сделать «сегодняшний день» вневременным.

Большинство историков искусства утверждают, что этический скандал был всего лишь неудачной и невнятной попыткой сформулировать то, что было скандалом эстетическим. Публика, привыкшая к гламурной и глянцевитой академической живописи, находила изображенную молодую женщину откровенно некрасивой. Зрителей раздражала подчеркнутая естественность и непривлекательность модели, отсутствие всякой идеализации. Невыносима была доселе невиданная живописная эстетика, которая отказывалась передавать объем и лепить форму посредством света и тени. Плоскостная, напоминающая японскую живопись (Мане раньше других французских живописцев открыл для себя японское искусство) манера, где линия, контур и локальный цвет доминируют над объемом и цветовыми нюансами, в прямом смысле резала глаз. Современникам живописца полотно казалось незаконченным, небрежно и неумело написанным. Между тем, в «Олимпии» Мане решает сложнейшие художественные задачи. С одной стороны – это передача различных оттенков черного цвета, который художник очень часто использовал в своих полотнах. С другой − это работа с так называемым красочным пятном (когда изображаемый предмет распадается на отдельные мазки) – тем самым, которое станет характерной чертой искусства импрессионизма.

Немаловажную роль в «Олимпии» играет свет. Мишель Фуко считал, что именно освещение стало одной из главных причин возмущения публики. Он говорит о том, что Мане в своем полотне выстраивает освещение таким образом, что у зрителя создается ощущение, что источником света является он сам, а, значит, он причастен к этой наготе и ответственен за нее. Это не Мане «безнравственно вторгается в жизнь» − как писали современные ему критики, а непосредственно наблюдатель, как прожектор, освещает и вызывает к существованию фигуру лежащей женщины.

После закрытия Салона "Олимпия" на протяжении двадцати с лишним лет была скрыта от глаз в мастерской художника. Видеть ее могли только близкие друзья живописца. Ни один музей, ни один частный коллекционер не захотели ее приобрести. Только в 1907 году полотно Мане было помещено в Лувр. Нельзя не сказать о том, что «Олимпия», пережив все скандалы и забвения, стала одним из самых популярных мотивов в живописи 20-го столетия. По-своему этот сюжет интерпретировали Магритт, Рихтер, Гоген, Дюбюффе и многие другие.

Немногие полотна удостаиваются персональной выставки. Экспозиция, собирающая несколько картин, подобна хору или концерту, где задействованы разные исполнители. Среди них могут быть как первоклассные, так и посредственные. Что-то запомнится лучше, что-то хуже. Но выставка нескольких картин более или менее известных художников как-то априорно застрахована от провала. Посетитель всегда может выбрать то, что ему по душе. Куда сложнее быть солистом, выступающим с единственной песней. Для этого нужно быть действительно кем-то выдающимся. Зритель должен захотеть услышать именно эту песню именно в этом исполнении. То же и с живописью. Произведение должно быть настолько самодовлеющим и целостным, чтобы человек, встретившись с ним лицом к лицу, всем своим существом почувствовал, почему именно эта вещь заслуживает того, чтобы быть показанной отдельно, без сопровождения. Кураторы выставки все-таки решили не выставлять картину в одиночестве, а постарались дополнить шедевр Мане несколькими произведениями из собрания Музея и вписать его в некоторый контекст, который бы помог глубже и полнее воспринять центральное полотно.

«Олимпию» сопровождают три произведения: слепок с античной статуи Праксителя «Венера Книтская» – первая обнаженная статуя, которая нам известна; полотно 16 века «Дама за туалетом» работы Джулио Романо и картина Гогена «Te Arii Vahine» («Королева/Жена короля»). Все эти вещи так или иначе объединены одной темой. Буквально – темой женской наготы, но, если смотреть глубже, во всех этих работах осмысляются две непреходящие человеческие ценности − любовь и красота, воплощенные в образе женщины. Собранные в одном зале, эти произведения искусства дополняют и объясняют друг друга, показывая, что любовь и красота – это две вечные темы, которые могут по-разному интерпретироваться, но всегда одинаково волнуют художников, будь то скульптор 4 века до н.э. или живописец 20 века. В человеческом земном измерении именно красота помогает полюбить – а потом оказывается, что любовь еще больше красоты.

Источники изображений:

01 – «Олимпия», Эдуард Мане (1863 г.)

02 – Картина Э. Мане в ГМИИ им. А.С. Пушкина

03 – Картины Мане и Тициана. Выставка в Венеции в 2013 г.

04 – «Венера Урбинская», Тициан (1538 г.)

05 – Эдуард Мане (ок. 1870)

06 – 08 – фрагменты картины Э.Мане «Олимпия»

09 – 11 – Выставка в ГМИИ им. А.С. Пушкина

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вверх